Беглец из СССР: кто такой Станислав Курилов и почему о нем пишут книги?

В середине декабря 1974 года мир всколыхнула доселе невиданная сенсация. Неизвестный мужчина бросился в воду с советского теплохода, почти трое суток пробыл в Тихом океане и вышел на филиппинский берег целым и невредимым. Что это за безумец? Кто его на это надоумил?

Он просто хотел свободно заниматься наукой и ему было тесно в рамках диктатуры СССР. Он — Станислав Курилов, океанограф, интеллектуал и спортсмен, совершивший отчаянный побег из Советского Союза и снискавший благодаря этому всенародную известность.

Маленький мальчик с большими стремлениями

С самого рождения Славы было понятно, что это — необычный ребенок. Едва научившись ходить и говорить, парнишка постоянно искал себе приключения и, казалось, не боялся ничего на свете. Если же что-то вызывало у него страх, он моментально вступал в борьбу. В возрасте 5-7 лет Слава часто проводил время на кладбище — приучал себя не терять самообладания в опасных ситуациях.

Мать и отец всерьез испугались, когда первым словом их сына стало «вода». Для суеверного семейства это было знаком, что ребенка обязательно погубит пучина, поэтому они решили не подпускать его даже близко к берегу. Впрочем, их меры не помогли. Попав в детский лагерь, десятилетний Курилов быстро научился плавать и впоследствии переплыл Иртыш, чудом избежав гибели от колес теплохода.

Море стало настоящим призванием Славы. Когда ему исполнилось 15, он сбежал из дома в Ленинград и попросился юнгой на какое-нибудь судно. Разумеется, настырному подростку отказали, но первый провал не ослабил его мечту. Закончив школу, Курилов вновь отправился в город на Неве и поступил в вуз на океанографа.

Будучи студентом, Станислав рассчитывал на головокружительную карьеру. По окончании учебы он устроился в филиал Института океанологии Академии Наук СССР, в рамках которого объездил весь Союз. Однако на этом дело застопорилось. Путь в другие страны оказался для гражданина советского государства закрытым.

Читайте также: Исчезновение Мэдлин Макканн. Неизвестный преступник или собственные родители?

Судьбоносное решение

Курилова сильно расстраивало то, что его не выпускают за пределы СССР. Он давно мечтал о зарубежных экспедициях, но ему всегда отказывали в визе по причинам, взятым из потолка. Последней каплей стал момент, когда сорвалась поездка к Жаку Ив Кусто. Станислава не пустили в путешествие с французским исследователем с формулировкой: «Товарищу Курилову — посещение капиталистических государств считаем нецелесообразным». И тогда ученый понял, что здесь ему ловить нечего.

Позже смельчак расскажет зарубежной прессе, что в тот момент у него пропал всякий страх. В мыслях было только одно: из этой тюрьмы нужно бежать, невзирая ни на родных и близких, ни на обязательства. Виданное ли дело — жить на огромной планете, но быть запертым на маленьком отрезке из-за нелепого коммунистического порядка!

У Курилова созрел план побега. А в декабре 1974 года подвернулся удачный случай его осуществить. Теплоход «Советский Союз» отправлялся в круиз «Из зимы в лето» по Тихому океану до экватора и обратно. Учитывая, что лайнер не останавливался ни в одном из зарубежных портов, документы не требовались. Станислав присоединился к отдыхающим туристам, а сам принялся по-тихому исследовать корабль. Узнав от помощника штурмана маршрут и чуть позже увидев карту, он понял что самый оптимальный вариант — спрыгнуть возле острова Сиаргао.

Опытный океанолог тщательно подготовился к прыжку. Он надел обтягивающие шорты, короткую майку и несколько пар носков, чтобы не порезаться на рифах, а также взял с собой рюкзак с экипировкой для плавания. И вот, среди ночи Станислав, не оставив никакой записки (ее запросто могли найти до того, как план осуществится), подходит к палубе, убеждается, что на него никто не смотрит, и, попросив у Бога помощи, бросается в воду с высоты 15-ти метров.

Один из тысячи

Скажем прямо, шансы на выживание у Курилова были мизерными. За время своего эпичного заплыва он мог десятки раз умереть. Другой бы разбился о волны, попал в пасть акуле, скончался от голода и жажды или просто захлебнулся бы в паническом приступе. Другой, но только не Станислав.

Рассказывая о побеге, Курилов вспоминает, что прыжок прошел удачно. Ему удалось зайти в воду в вертикальном положении. Однако самые страшные события ждали впереди.

Первое, что чуть не убило беглеца — лопасти теплохода. Прыгнув, он попал в струю, идущую по направлению к винту корабля. Остается только гадать, как у него хватило сил противостоять волне и не дать себя затянуть в водоворот в первые несколько мгновений. Стихия была неумолима, но Станиславу помогло чудо: его по инерции отбросило в правую сторону и лайнер успешно прошел мимо.

Трудности на этом не закончились. Второе испытание, ожидавшее бывшего пленника советского режима — пустынный океан на сотни миль вокруг. Курилов знал, что многие выжившие после кораблекрушения умирают из-за страха, охватывающего их в одиноком море. То же самое могло бы случиться и с ним, однако после первой вспышки ужаса ему удалось взять себя в руки, надеть ласты, специальные перчатки и трубку аквалангиста, дождаться рассвета и поплыть к суше.

По расчетам Станислава, до острова оставалось 6 миль. Однако у него не было компаса и ему приходилось ориентироваться по опознавательным знакам вокруг. В итоге из-за неточных измерений сравнительно небольшой путь превратился в колоссальный заплыв, длиной в сотню километров. Почти трое суток океанолог провел без еды, пресной воды и сна. Тропическое солнце немилосердно жгло спину и плечи. Периодически отказывали ноги и мужчине приходилось грести лишь руками. Под конец путешествия у него помутился рассудок. Однако он продолжал плыть туда, где виднелись горы. В конце-концов измученный Станислав услышал внутренний голос, сказавший: «Иди на звуки прибоя!». Это оказалось верным решением. Недалеко от места, где шумел прибой, пловцу удалось наконец коснуться берега заветного Сиаргао.

Читайте также: Экологическая катастрофа неизбежна? Нужно ли возвращаться к старому после пандемии?

Что было дальше?

Наутро советского беглеца передали филиппинским властям. Полтора месяца он просидел в тюрьме. Слава отчаянного смельчака, переплывшего океан, сыграла ему на руку: его зауважали и заключенные, и начальство. Позже, оказавшись на свободе, ему пришлось трудиться на низкоквалифицированных работах, пока правительство страны не решило депортировать его в Канаду. Курилову повезло: в Канаде жила его сестра, вышедшая замуж за иностранца.

На новом месте Станислав наконец осуществил свою мечту. Он проработал в нескольких океанографических фирмах, ездил с экспедициями по всему миру, побывал на Аляске и на Гавайских островах. Кроме того, про него написали книгу под названием «Один в океане» и сняли несколько документальных фильмов.

На вопросы о том, как ему все же удалось переплыть океан, Курилов отвечал, что ему помогла спортивная закалка. Всю жизнь он занимался йогой, тренируя не только физическую силу и выносливость, но и моральных дух. Прежде, чем совершить свой подвиг, Станислав годами привыкал к лишениям и учился преодолевать сиюминутные порывы.

Уникальный океанолог остался в чужой стране до самого конца. В 1998 году он погиб во время водолазных работ в Израиле, там же и был похоронен. Но, несмотря на то, что СССР ставил ему палки в колеса, а после побега присудил 10 лет за государственную измену, Курилов никогда не отзывался о родине плохо. На самом деле ему было горько покидать свои края, родных и друзей, но что поделаешь — натура авантюриста требовала свободы, и ее невозможно было заглушить.

Читайте также: Из СССР в одном бикини: удивительная история побега Лилианы Гасинской