Десять лет спустя: как живет Ирина Банникова, пострадавшая при пожаре в клубе «Хромая лошадь»

Ровно десять лет назад, 5 декабря 2009 года, произошла страшная трагедия. Во время вечеринки загорелся пермский клуб «Хромая лошадь». Пожар унес жизни 156 человек. Некоторые из пострадавших остались недееспособными.

Как оказалось, здание загорелось из-за того, что в зале запустили фейерверк из так называемого холодного огня. Искры попали на потолок, сделанный из ивовых прутьев и пенопласта. Неустойчивая конструкция вспыхнула, как спичка.

Люди, допустившие нарушение техники безопасности, наказаны. Совладелец клуба Анатолий Зак был приговорён к 9 годам 10 месяцам лишения свободы в колонии общего режима по ч. 3 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлёкшее по неосторожности смерть двух или более лиц). По этой же статье отбыли срок исполнительный директор Светлана Ефремова (четыре года колонии) и арт-директор Олег Феткулов (шесть лет лишения свободы). Помимо них, фигурантами дела стали еще шесть человек, в частности, два пиротехника и два пожарных инспектора.

Большинство арестованных уже вышли на свободу, в то время как жертвы пожара до сих пор проходят реабилитацию. Ирина Банникова, администратор заведения, так и не встала на ноги. Сейчас за ней ухаживает мама, 62-летняя Тамара Оборина, а также 11-летний сын Кирилл.

Пострадала из-за чувства ответственности

Источник: gubdaily.ru

По словам Тамары, ее дочь работала в «Хромой лошади» пять лет. За год до трагедии она вышла замуж, родила ребенка и находилась в декрете, но в тот роковой вечер ей пришлось выйти и помочь подготовить клуб к празднику.

На видеокамерах, зафиксировавших пожар, видно, что Ирина подменяла за стойкой бармена Тимура Порфирьева. Когда здание начало наполняться дымом, девушка тут же кинулась к сейфу, где хранились деньги, и принялась его закрывать. У нее так и не получилось это сделать: спустя несколько секунд она упала без сознания. Оборина признается, что этот порыв в характере ее дочери: Ира всегда была очень ответственной.

Жизнь Банниковой спас тот самый бармен Тимур. Он вынес ее на улицу, затем вернулся в помещение за братом, но на воздух они так и не смогли выйти — оба задохнулись прямо у входа.

Ирину доставили в больницу микрорайона Закамск. Тамара вспоминает, что видимых ожогов на теле дочери не было, однако она надышалась ядовитыми парами, из-за чего пострадала затылочная часть ее мозга. В тот же день девушку отправили в Санкт-Петербург.

«Она не могла говорить и никого не узнавала. Нам врачи сказали, что шансы у дочери 50 на 50, а после уже говорили, что при наличии диабета их нет: «Готовьтесь». Но я верила, что она не только выживет, но и поправится», — сказала Оборина.

К счастью, ее надежды оправдались. Ирина выжила и стала чувствовать себя лучше. Однако не все так хорошо, как хотелось бы.

Читайте также: Алексей Фомкин. Трагическая судьба Коли Герасимова из «Гостьи из будущего»

«Кормлю ее с ложечки»

Источник: gubdaily.ru

Спустя десять лет, Ирина остается прикованной к инвалидному креслу. Она так и не научилась обслуживать себя самостоятельно: у нее не получается выполнять даже элементарные действия. Поэтому все заботы взяла на себя мать.

«Я кормлю её с ложечки, переношу на руках на кровать и обратно в кресло, мою в ванной. Делаем с Ириной зарядку», — рассказывает пенсионерка.

Больная по прежнему не может говорить. Длительные занятия логопеда привели лишь к тому, что у нее появился осмысленный взгляд, и что она может произносить нечто, похожее на «да» и «нет».

Также Тамара поведала о тяготах, связанных с лечением и получением лекарств.

«Ире нужен осмотр каждые полгода. Хотя бы лёгкие нужно смотреть — они, как у всех пострадавших, засорены. Как сказал врач, вся та гарь, которая скопилась в лёгких из-за пожара, до конца жизни там останется. Сейчас мы добились, чтобы Ирине сделали обследование, у неё взяли кровь. Сейчас пытаюсь добиться получения общеукрепляющих уколов. Но выбить получается это всё обычно только к годовщине трагедии, когда вмешиваются журналисты. Также нам очень помог соцработник: Ирине выдали необходимые лекарства на три месяца вперёд, теперь хоть не надо ходить каждый месяц», — делится женщина с прессой.

Недавно Оборина хотела свозить дочь на санаторно-курортную реабилитацию, но ей отказали. По словам врачей, они не занимаются нетранспортабельными и не отдающими отчет в собственных действиях пациентами.

Читайте также: Уроки «Джокера»: чему нас учит лучший фильм года?

Ментальная связь между матерью и сыном

Источник: russian.rt.com

Сыну Ирины Кириллу уже 11 лет. Ему пришлось рано повзрослеть: в таком юном возрасте он уже помогает бабушке ухаживать за мамой.
Евгений, отец мальчика, ушел из семьи, когда понял, что его жена больше не встанет на ноги. Он сохранил хорошие отношения с ребенком и был его опекуном до тех пор, пока не ослеп.

«Через год после трагедии Женя ушёл в другую семью. Сначала мне было очень обидно за дочь, а потом я поняла, что он молодой, ему надо жить. Кирилл папу очень любит, я не была против их общения. Сейчас в новой семье Жени уже четверо детей. Правда, летом он ослеп и ему дали первую группу. Опеку над мальчиком оформила Марина (прим. тетя Кирилла), теперь Кирилл получает пособия», — говорит Оборина.

Семья живет небогато. Почти все деньги уходят на еду и на лечение. Тем не менее, бабушка Тамара делает все, чтобы внук развивался во всех сферах. Помимо школы, он ходит на занятия по брейк-дансу и айкидо, а также учит японский язык.

К сожалению, Ирина не может порадоваться успехам сына в полной мере. Однако ее мать уверена, что между нею и Кириллом существует ментальная связь. По ее словам, женщина чувствует, когда бабушка ругает внука, и плачет до тех пор, пока они не помирятся.

Заветное желание семьи

Источник: gubdaily.ru

В этом году семью посетил Дед Мороз. Благодаря видеоагентству RUPTLY он приехал 27 ноября, на целый месяц раньше положенного срока. Кириллу он подарил настольную игру и мяч, а бабушке — пылесос.

Тамара и Кирилл озвучили желание, которое они загадывают каждый год: чтобы Ирина наконец поправилась и стала на ноги. Бабушка и внук искренне верят, что это случится.

«Пока я занимаюсь с ней и провожу множественные зарядки и реабилитации, есть шанс, что дочь встанет на ноги. Ирина идёт вперёд — медленно, но идёт», — говорит Оборина.

Читайте также: Джудит Скотт — гений, подаривший больным людям надежду