Серия московских терактов в 1977 году. Как вычислили преступников?

Жители современных мегаполисов очень боятся взрывов в метро, аэропортах и торговых центрах. По запросу «фобия терактов» Google выдает 154 000 результатов на русском языке и 1 730 000 — на английском. Страхи не беспочвенны. Каждый из нас рискует попасть в плен к захватчику или погибнуть в перекрытом вагоне. И, хотя вероятность этого крайне мала, она все равно существует.

Одним из первых печальных опытов для жителей СССР стала серия нападений 8 января 1977 года. Ничего не подозревающие люди ехали в московской подземке на край города. Могли ли они представить, что их ждет дальше?

Три взрыва

Первая бомба разорвалась в 17:31, когда поезд ехал с «Измайловской» на «Первомайскую». К счастью для большинства пассажиров, перегон между станциями находится на открытом воздухе. Если бы взрыв произошел под землей, жертв было бы гораздо больше.

Свидетели вспоминают ужас, окутавший их, когда они своими глазами увидели, что произошло в одном из вагонов. Люди лежали окровавленной грудой. Некоторые были уже мертвы, другие стонали от боли и протягивали руки, моля о помощи. Совершенно беспрецедентный случай. В итоге семеро человек погибли, а остальных доставили в больницу в тяжелом состоянии.

В 18:05 СВУ сработало на Лубянке (тогда еще улица была названа в честь Дзержинского). Взрывчатку заложили в гастроном. На этот раз никто не пострадал, за исключением продавца, которого контузило, а также покупателей, попавших под разлетевшиеся осколки витрины.

А через пять минут на улице 25-го октября ( ныне — Никольской), в 18:10 в небо поднялся огненный столб. Его спровоцировала бомба, заложенная в урне. Спасибо советской чугунной промышленности: будь емкость для мусора из более слабого материала — разворотило бы все вокруг.

Было очевидно, что три теракта подряд — не простое совпадение. КГБ с жаром взялось за дело. И, нужно сказать, расследование вышло достойным отдельного сериала на Netflix.

Читайте также: «Служил и работал, как мог». История садиста-полицая Алекса Лютого

Три ключевые улики

Чтобы найти хоть одну ниточку, ведущую к преступнику, эксперты буквально по крохам восстанавливали событие. Мимо зоркого милицейского глаза не проходил ни один мельчайший фрагмент взрывного устройства. Вагон, где произошла трагедия, разобрали по деталям, а вблизи гастронома и урны расплавили каждый сугроб. В итоге на след преступника все-таки напали.

Несколько улик указывало на то, что террорист был выходцем из Армении. Во-первых, в снегу нашли стрелку от будильника «Слава», изготовленного на ереванском заводе. Во-вторых, одну из бомб положили в бежевую сумку из кожзама, которая была пошита на ереванской фабрике, не работающей на импорт. В-третьих, гайки, болты провода и прочие запчасти от бомб были сделаны в Армянской ССР.

Сомнений не оставалось: взрыв подстроили армянские сепаратисты. Но как их найти в огромной социалистической республике?

Потерянная шапка

Правда раскрылась осенью благодаря одному бдительному гражданину. Он вместе с семьей ждал поезд на Курском вокзале. Внимание мужчины привлекла белая сумка, сиротливо стоящая рядом с сидениями. В ней оказалась куртка и шапка-ушанка, прикрывающие бомбу, лежащую на дне.

К счастью для всех, на этот раз взрыва не произошло. Заряд оказался слишком слабым. Прибывший на место дежурный переключил тумблер, отдал СВУ взрывотехникам, а сам принялся изучать одежду злоумышленника. На подкладке шапки оказались черные вьющиеся волосы. Круг радикально сузился: теперь достаточно было найти в поезде человека армянской национальности без верхней одежды и с темными кудрями.

Преступника поймали на границе между Армянской и Грузинской ССР. Он затаился на верхней полке. Выдало его то, что под верхними брюками на нем были надеты треники из того же комплекта, что и олимпийка в сумке. А в соседнем вагоне ехал и его подельник. Ни багажа, ни документов при них не было. Позже удалось установить, что этих двух товарищей зовут Акоп Степанян и Завен Багдасарян. Одному было 28 лет, другому — 23 года.

Читайте также: Смерть Энди Картрайта. Трагическая случайность или умышленное убийство?

Месть, месть и еще раз месть

Расколоть Акопа и Завена ничего не стоило. Первый выдал сам себя, когда на вопрос про багаж заявил, что белая сумка принадлежит не ему. А второму дали ворох одежды и попросили найти куртку и шапку приятеля, сославшись на то, что тому холодно в камере и что нужно отыскать его вещи среди вещей остальных заключенных. Багдасарян без задней мысли указал на ту самую олимпийку и ушанку, которые были рядом с бомбой.

Жучок, тайно установленный в квартире Степанянов, вывел следствие еще на одного человека. Ним оказался Степан Закитян — основатель Национальной объединенной партии Армении (НОП) и оппозиционер-антикоммунист. Этот человек уже попадался на том, что распространял брошюру про терроризм, и даже отсидел в тюрьме 4 года. У него дома, как и у Степаняна, обнаружили заготовки для взрывчатки. Полиция вспоминает, что этого хватило бы еще на пару-тройку десятков бомб.

Суд состоялся в 1979 году. Во время заседания Акоп заявил, что ради независимости Армении готов взрывать и убивать, а Закитян отказался признавать обвинения, но не потому, что не совершал теракт, а потому, что не видел в своих действиях состава преступления.

«Вы неподвластны меня судить. Передайте другим, что нам остается месть. Месть и еще раз месть», — таковы были его последние слова.

24 января троих террористов приговорили к расстрелу. И, несмотря на то, что у них нашлись защитники (в частности, академик Сахаров, недоумевающий, почему заседание было закрытым), для следствия и для большинства жителей Москвы дело было решено.

Читайте также: Смотрите фильм «Земляне». Уступки Зеленского и мировой опыт переговоров с террористами