Сестры Хачатурян. Кто и зачем хочет посадить девушек в тюрьму?

Резонансное дело трех сестер Хачатурян в 2018 году прогремело на всю страну. Сотрудники правоохранительных органов тогда задержали девушек 17, 18 и 19 лет по подозрению в убийстве собственного отца. Защитники сестер утверждали, что они оказались в безвыходной ситуации и действовали в целях самозащиты. Многочисленные экспертизы и допросы это подтвердили. Но спустя почти два года Генпрокуратура решила переквалифицировать дело и утвердила новое заключение. Что же заставило прокурора изменить решение?

Злосчастный день или что стало триггером?

57-летний Михаил Хачатурян морально и физически издевался над дочерьми на протяжении многих лет. Имело место и сексуальное насилие. Девушки долгое время терпели. Но отец не останавливался, и продолжал издеваться. Домашнее насилие прекращалось лишь когда он ел, спал или был увлечен другими делами. Перед тем злосчастным днем Михаил стал вести себя вовсе не адекватно. Девочки уже не понимали, как реагировать на его действия. Они потеряли контроль над ситуацией и испугались. К тому же, отец придумал новый вид наказания. Он стал по очереди вызывать к себе Крестину, Ангелину и Марию, и брызгать им в лица из газового баллончика. Старшая сестра, получив большую дозу, потеряла сознание из-за астматического приступа. Но Михаил лишь посмеивался над ней. Он думал, что дочь притворяется, умывал ее и продолжал трогать. Для него все происходящее было приколом.

Младшие, испугавшись за здоровье Крестины, решили убить отца, чтобы однажды он не лишил жизни их. Девушки дождались пока мужчина уснет в кресле и напали на него. Мария, Ангелина и Крестина действовали одновременно, нанося удары ножом и молотком. Отец пришел в себя и попытался отбиться. Одна из сестер брызнула в его сторону баллончиком и выскочила в подъезд. Михаил поспешил за ней. В этот момент Ангелина вырвала у младшей сестры нож и нанесла смертельный удар.

Читайте также: Бритни Спирс. Жертва отца-тирана или звезда, нуждающаяся в опеке?

Расследование резонансного дела

По словам адвоката средней сестры Мари Давтян, насилие над девушками имело пролонгированный характер. Все это время у них было право на защиту. Но маленькие хрупкие девушки не могли справиться со здоровенным мужчиной в те моменты, когда он нападал на них. Любая оборона могла бы закончиться для них печально. Поэтому они действовали по ситуации, и напали на спящего отца.

За время расследования было проведено множество экспертиз. Следователи пришли к выводу, что девушки защищались. Они воспринимали действия отца как угрозу для жизни. Психологи с психиатрами это также подтвердили. В деле было собрано достаточно материалов, которые указывали на то, что сестры действовали в состоянии необходимой обороны.

Мать девушек Аурелия рассказывала, что Хачатурян часто срывался и бил ее. Боялись мужчину и соседи. Он переругался практически со всеми. Мужчина имел репутацию довольно агрессивного человека с серьезными связями, благодаря которым все его поступки оставались безнаказанными. О проблемах в семье многие знали, но предпочитали не вмешиваться. Девочки не посещали в школу. Поэтому были не допущены к сдаче экзаменов. Школа сообщила о ситуации в комиссию по несовершеннолетним и свою работу вроде выполнила. Ведомство также якобы рассмотрело обращение, но девушки в школе так и не появились.

Родственники Михаила о ситуации в семье тоже знали, но вмешиваться не хотели. Им это было не выгодно. Все они жили за счет Хачатуряна. В его агрессивном поведении ничего страшного не видели. Даже после убийства Михаила родственники продолжали его защищать и просили сменить прокурора, который признал действия сестер как необходимую самооборону.

С началом карантина дело Хачатурян немного притихло в инфопространстве. А теперь оказалось, что сестры снова обвиняются по статье об убийстве в составе группы и по предварительному сговору.

Почему обвинение сменило позицию?

Генпрокуратура, которая еще в конце 2019 года отказывалась утверждать обвинение, неожиданно сменила свое мнение. Ранее действия сестер расценивались как необходимая самооборона. В пользу этого выступали и результаты экспертиз. Утверждал тогда постановление заместитель генпрокурора Виктор Гринь, который сейчас, имея на руках те же самые документы, вдруг вынес обвинительное заключение.

На решение Генпрокуратуры о переквалификации дела могли повлиять кадровые перестановки и внутрисистемные разбирательства. За время следствия произошла целая серия событий. Теперь Гепрокуратуру возглавляет Александр Бастрыкин, который ранее был замом председателя Следственного комитета. Гринь остался одним из немногих в ведомстве из представителей старой команды, но и он осенью уйдет на пенсию.

К тому же, незадолго до переквалификации дела Хачатурян, в Следственном комитете случился большой скандал. В отношении одного из следователей было возбуждено уголовное дело за взятку в большом размере. Гриню пришлось отменять постановление, которое выносил лично Бастрыкин. После этого разгорелось серьезное противостояние. Поэтому дело Хачатурян, скорее всего, было просто слито Генпрокуратурой во избежание очередного скандала со Следственным комитетом, который счел действия отца девушек смягчающим обстоятельством.

Читайте также: Серийный лжец. Как разоблачили известного криминалиста?

Возможна ли переквалификация?

Адвокаты девушек продолжают настаивать на необходимой обороне. Если им удастся настоять на своем, то с сестер Хачатурян суд может снять обвинение и признать их невиновными, а уголовное дело вовсе закрыть. Добиться этого будет крайне сложно. Суды обычно не видят в домашнем насилии угрозы для жизни. Поэтому не признают необходимую самооборону и не выносят оправдательные приговоры. Домашнее насилие продолжает считаться внутрисемейным делом, а ссоры из дома выносить не принято. На государственном уровне соответствующий закон до сих пор не принят.

Генпрокуратура еще может отказаться от обвинения, ведь дело Хачатурян нетипичное. Фактически в обвинительном заключении написано, что отец длительное время применял в отношении девушек разного рода насилие, его действия нанесли серьезный вред здоровью детей. Следствие вроде и не отрицает, что была реальная угроза для жизни сестер, но при этом почему-то считает, что у них права на оборону не возникало. Если резонансное дело не вернется назад в прокуратуру, а затем в Следственный комитет для переквалификации, то рассматривать его будет коллегия присяжных. Пока сложно сказать, чем вся эта история завершится, но она уже изменила отношение общества к проблем домашнего насилия.

Читайте также: Либеральная балабановщина: как про-феминисты оказались абьюзерами и насильниками