Троцкий и другие. 5 заклятых врагов Сталина

Кто бы не хотел уничтожить Сталина? Будучи одним из самых жестоких тиранов ХХ века, Иосиф Виссарионович нажил себе немало врагов. Причем, некоторые из них жили разве что у него в голове: параноидальный диктатор неоднократно приписывал сторонникам какие-то козни, которых на самом деле не было.

Существовало, как минимум, пять человек, заставляющих Кобу плохо спать по ночам.

Лев Троцкий

Пожалуй, нет человека, которого бы Сталин ненавидел больше, чем Троцкого-Бронштейна. Последний был главным конкурентом за кресло генсека после смерти Ленина, а также насмешником, не воспринимающим кремлевского горца всерьез. Подобного отношения Иосиф Виссарионович не прощал.

Еще до Первой мировой войны, когда Джугашвили был чернорабочим от революции, Троцкий уже блестяще дебатировал с Лениным на трибунах, фонтанировал идеями и, по сути, был лицом протеста. Он мог бы стать лидером огромной страны, но — не судьба. Не придав значения тому, чем занимается третьесортный партийный деятель Сталин, Лев Давыдович попал в капкан собственной неосмотрительности.

Лишившись связей, влияния и семьи, Троцкий все равно оставался опасным противником. Находясь в изгнании, он писал монографию о Кобе, где, не без передергиваний, обличал грехи последнего. Закончилось все тем, что опальный политик получил ледоруб в голову, а его труды надолго пропали в архивах.

Примечательно, что, уничтожив Троцкого физически, Сталин фактически воплотил его идеи в жизнь. Милитаристское государство, ударные пятилетки, плановая экономика, коллективная собственность — это все было придумано до Иосифа Виссарионовича. Так что непонятно, кто кого переиграл.

Читайте также: Игнатий Рейсс — жертва Большого террора или личной мести Сталина?

Григорий Зиновьев и Лев Каменев

«Политические близнецы» Зиновьев и Каменев оказались хитрее Троцкого. Эти двое решили войти в стан врага, стать своими, а затем потихоньку отхватить самый большой кусок власти. Собственно, они и вступили в триумвират со Сталиным якобы для борьбы с Бронштейном.

По своим взглядам Григорий Евсеевич и Лев Борисович были убежденными марксистами. Они верили, что истинная революция должна достигать планетарных масштабов и были против главенства большевиков. Зиновьев, выходец из интеллигентной семьи, стал рупором рабочих и рассчитывал на их поддержку. Однако ни пламенные речи, ни жестокие репрессии буржуев не помогли.

Говорят, что при жизни Зиновьев был невротичным трусом и дураком, не подозревающим о своей глупости. Каменев, в свою очередь, был неплохим человеком, но в силу мягкого характера не мог спорить с товарищем. Их слабости Сталин прощупал еще вначале карьеры и молча наблюдал за парочкой соратников. А когда пришло время, расправился с ними в своей традиционной манере.

Иосиф Виссарионович сделал все, чтобы Зиновьев и Каменев остались в народной памяти предателями-троцкистами. Причем, некоторые обвинения оказались настолько абсурдно сфабрикованными, что найти правду было делом пяти минут даже при СССР. Например, Сталин утверждал, что эти двое выдали секретный план Октябрьской революции, хотя его и так никогда не скрывали.

Николай Бухарин

Еще одним «врагом народа» и, по совместительству, врагом Виссарионовича стал Николай Бухарин — противник мировой революции, правая рука Ленина и ближайший друг Кобы. Камнем преткновения в приятельских отношениях стал вопрос коллективизации. Бухарин был уверен, что нужно поощрять крестьян к процветанию и накоплению богатства. Сталин же, в свою очередь, считал «кулаков» причиной всех народных бед.

Несмотря на бесконфликтность, Бухарин не боялся спорить лидерами, если видел, что они неправы. В итоге он и поплатился за обостренное чувство справедливости. Главнокомандующий не любил, когда ему перечат. Особенно, если этот человек — интеллектуал, талантливый политик и любимец партии.

В архивах сохранилось письмо, где Николай с горечью прощается с Кобой перед расстрелом и в последний раз обращается к его человечности. Этот сломленный, но преисполненный собственного достоинства образ считается одним из самых трагичных в истории СССР.

«Моя внутренняя совесть чиста перед тобой теперь, Коба. Прошу у тебя последнего прощенья (душевного, а не другого). Мысленно поэтому тебя обнимаю. Прощай навеки и не поминай лихом своего несчастного», – таковыми были его последние слова.

Читайте также: Кухня Сталина. Чем питался главный вождь СССР?

Адольф Гитлер

Сталин и Гитлер не всегда находились в режиме войны. Были времена, когда, вопреки расхожему мнению, Виссарионович спокойно относился к нацизму и поднимал тосты за здоровье фюрера. Период действия «пакта Риббентропа-Молотова» ознаменовался заклятой дружбой двух политиков.

Все закончилось 22 июня 1941 года. В эту памятную дату Гитлер вероломно нарушил обещание и напал на СССР. Теперь победить противника стало делом чести.

Нужно сказать, что советский вождь ни разу не попытался убить предводителя национал-социализма. Во-первых, преждевременная смерть Гитлера смешала бы все карты и расстроила планы по целенаправленному влиянию на Запад. Во-вторых, фюрер был удобным врагом. Легко заставить народ поверить в тебя, когда существует внешняя угроза.

Иосип Броз Тито

У Сталина были наполеоновские планы на Югославию. Желая заполучить крупного союзника, Иосиф Виссарионович помогал революционеру Брозу Тито и в финансовой, и в военной, и в политической сферах. Однако маршал оказался крепким орешком: он рассчитывал на единоличную власть и отказался подчиняться большому советскому брату.

Кампания по очернению Броза Тито в глазах общественности провалилась. Его позиции в Югославии были крепки и весь Советский Союз во главе со Сталиным не способны были их пошатнуть. Однако события могли сложиться по-другому. Существуют непроверенные данные, согласно которым Коба готовил покушение на югославского лидера. Помешала ему лишь собственная смерть.

Читайте также: Ранние оппоненты Лукашенко. Что с ними стало?