В Москве от новой болезни, вызванной COVID-19, стали умирать дети

Первой жертвой нового недуга стала Мария Паршникова. Девочка сгорела буквально на глазах. Врачам не удалось ей помочь. Сначала медики заподозрили энтеровирусную инфекцию. Затем предположили Синдром Кавасаки. Но вскрытие показало совершенно другую картину. Что же произошло с двухлетнем ребенком? Неужели коронавирус снова мутировал?

«Как ни в чем не бывало»

Мария попала в приемное отделение Морозовской больницы 18 мая. После девочку перевели в реанимацию, где она и скончалась 23 мая. Маму к ней медики не пустили, утверждая, что у ребенка COVID. Родители Маруси в это долго не могли поверить, ведь старались придерживаться всех правил карантина. После объявления пандемии семья переехала жить на дачу и с COVID-19-инфицированными не контактировала. Но врачи стояли на своем. Ведь в организме ребенка были обнаружены антитела IGM, которые вырабатываются в особо тяжелой форме болезни.

Позже выяснилось, что еще в апреле вся семья чем-то несерьезно переболела. Сначала температура поднялась до 39 у дочери. Родители вызвали скорую помощь. Медики осмотрели ребенка и посчитали, что у девочки энтеровирусная инфекция. Они успокоили маму Анну, сказав, что страшного ничего нет. И действительно, через пару дней ребенок снова бегал и чувствовал себя вполне нормально. Но хуже стало матери. У нее появился озноб и слабость. Температура опустилась ниже нормы. Через время на подобные симптомы начал жаловаться муж.

Тогда никто из членов семьи даже заподозрить не мог, что это признаки COVID-19. По словам Анны, у нее в крови антител нет. Тестирование коронавируса не выявило в ее организме. Муж с сыном будут повторно делать анализ. Сейчас для них важно выяснить, переболели они COVID-19 или нет, так как общались еще с родителями и немолодой няней.

Читайте также: Коронавирус и синдром Кавасаки. Какая между ними связь?

«Срочно в больницу»

Примерно через три недели после полного выздоровления у Марии снова поднялась температура. Анна с мужем пыталась вызвать скорую, но медики не приезжали в загородный домик. Супруги решили вернуться в столицу. На третий день лихорадки у девочки воспалился шейный лимфоузел. Врач из поликлиники предположил, что у Маруси мононуклеоз. Именно для это заболевание вызывает воспаление лимфоузлов и лихорадку. Данный диагноз подтвердили и другие доктора, которые приходили осматривать девочку. Но вскоре мама заметила на ножках ребенка сыпь. Она отправила фото знакомой, которая работает педиатром. Женщина посоветовала вызывать скорую, заподозрив синдром Кавасаки. Но медики, приехавшие на вызов, сказали, что сыпь аллергическая.

Скорее всего, на антибиотик. При этом предложили ребенка госпитализировать. В клинике о Кавасаки никто не хотел и слышать. Состояние малышки все ухудшалось. На третий день госпитализации вокруг Маруси уже бегал весь персонал больницы. Собирались консилиумы и выдвигались разные диагнозы. Но лечение не помогало.

«Сгорела на глазах»

Родители девочки поверить не могли, что она умирает. Казалось, что кризис вот-вот пройдет и снова все будет хорошо. Но болезнь не отступала. Мама Маруси звонила и писала во все инстанции. Женщина искала различные варианты, чтобы спасти ребенка.

Все оказалось тщетно. Девочка буквально сгорела в течение семи дней. Позже врачи рассказали Паршниковым, что их малышка умерла от Кавасаки-подобного синдрома, появление которого спровоцировал коронавирус. Болезнь привела к чудовищному поражению всех внутренних органов. Отказали почки. Появились отеки. Ребенка перевели в реанимацию, где подключили к аппаратам, поддерживающих жизнедеятельность. Подобное медики наблюдали лишь при длительных онкозаболеваниях или при иммунодефиците. С такой болезнью, как у Маруси, они столкнулись впервые.

Читайте также: Смерть вне пандемии или больницы только для коронавирусных

«Осведомлен — значит вооружен»

Дмитрий Овсянников, являющийся заведующим кафедрой педиатрии Морозовской больницы, официально озвучил диагноз Марии Паршниковой. По словам медика, девочка стала жертвой мультисистемного воспалительного синдрома, который вызывает COVID-19. Данную болезнь еще называют Кавасаки-подобной.

Об этом недуге в мировом врачебном сообществе заговорили еще весной. Было зафиксировано 600 случаев. Основными симптомами нового заболевания являются: лихорадка, покраснение губ, отеки ладоней со ступнями, увеличение лимфоузлов и сыпь. У заболевших детей могут присутствовать не все приведенные признаки, но даже часть из них должны обеспокоить родителей. Игнорировать их нельзя. Стоит сразу обращаться в больницу. При своевременном оказании помощи ребенка можно спасти. Пока летальность составляет менее одного процента. Средний возраст пациентов — два года. Иногда болезнь затрагивает детей 8-10 лет. Сопутствующими симптомами могут также быть: сниженное давление, головная боль, рвота, понос.

Первые признаки болезни проявляются через 1-6 недель после перенесенного COVID-19. Профилактики нет. Если кто-то из родных переболел ОРВИ или коронавирусом, следует особо внимательно следить за состоянием детей в семье. Медлить с обращением к врачу нельзя. Оставаться дома при появлении симптомов противопоказано. При лечении Кавасаки-подобного синдрома обязательно нужно делать УЗИ, чтобы исключить появление аневризм коронарных артерий. После выписки следует повторить обследование.

История Марии Паршниковой является показательной. Оказывается, коронавируса нужно опасаться не только взрослым, но и детям.

Читайте также: Грозит ли миру очередная пандемия? Новый вирус из Китая оказался в 3 раза опаснее коронавируса